Стразам не на ком блестеть

Стразам не на ком блестеть

Авторы: Amira Doss, Magda Barsoum
перевод с французского - Юлия Карпиза, Иркутск

Восточный танец.
Из 5200 танцовщиц, зарегистрированных в конце 80-х годов,
на сегодняшний день осталось не более 2300.
Неужели восточный танец в Египте
обречен на исчезновение?

На закате солнца Зейнаб привыкла выпивать чашку кофе. Окна ее квартиры выходят на Нил, и глядя на него она вспоминает свою блистательную молодость... Ее соседка, эксперт в чтении на кофейной гуще, вот-вот придет к ней. Это средство убить время и заодно поговорить о славном прошлом, которого ей так не хватает. "Я скучаю совершенно одна. Раньше я была окружена своими почитателями, сегодня у меня никого нет", - признается она.

Зейнаб - это знаменитая танцовщица Зизи Мустафа. В 70-х годах она считалась одной из самых лучших танцовщиц Египта. Уже прошло больше десяти лет с того времени, как она покинула сцену, но до сих пор она не может к этому привыкнуть. "Те годы были самыми прекрасными в моей жизни. Я все время была под огнями прожекторов. Весь мир на меня смотрел, все были очарованы тем, что я делала. Очень трудно все это отбросить и провести оставшуюся часть жизни в тени". В противоположность многим другим танцовщицам, которые покинули сцену, Зизи гордится своим прошлым. "Мне не о чем жалеть и нечего скрывать. Я посвятила свою жизнь танцу, и этот танец сделал меня знаменитой", - говорит она. Такая позиция отличает ее от других. Несмотря на морщины на ее лице, эта пятидесятилетняя дама имеет очень величественную осанку. Ее черная с вышивкой галабийя (прим. ред. - галабийя - род восточного платья-халата) не может скрыть ее стройный силуэт.

В 70-х годах, золотых годах восточного танца, Зизи наряду с Наджвой Фуад, Сухер Заки, Ходой Шамседдин следовала по стопам Тахии Кариоки и Самии Гамаль. "Нас было 13 знаменитых танцовщиц, мы не относились к друг другу как к танцовщицам второго или третьего разряда. Каждая из нас имела свой стиль и своих зрителей, которые приезжали из всех уголков Египта, чтобы присутствовать на наших шоу", - вспоминает Зизи, которая принадлежала к школе "нежного танца".

В 80-х годах эта профессия начала терять свою ауру. Тогда было поколение Хиндии и Сахар Хамди, которые в итоге решили строго придерживаться традиций ислама, носить покрывало и покинуть сцену после того, как заработали огромное состояние всего лишь за 2-3 года. В 90-х годах приходит упадок восточного танца. Неужели это знак, что мир восточного танца, такого, который все знали, обречен на исчезновение?

Сегодня существует лишь три больших имени: Люси, Фифи Абду и Дина. По данным Организации цензуры, которая выдает лицензии на работу, общее число восточных танцовщиц с 5200 в конце 80-х уменьшилось до 2300 в этом году (статья 1999 года - прим. пер.). К тому же 20% ночных клубов закрылись или довольствуются двумя выступлениями восточного танца в неделю. Многие отели должны были переделать свою развлекательную программу и уступили время танца живота ди-джеям. И это еще не все. По данным этой же организации, 32% танцовщиц - иностранки, в большинстве уроженки России или Латинской Америки. Цифры, которые волнуют.

Танец у нас в крови

Многим эту действительность трудно принять. "Взгляд, который несет общество на танцовщицу, все больше и больше угрожает этой профессии", - объясняет Ракия Хассан, в прошлом танцовщица и организатор Каирского фестиваля танца живота, который будет проходить в этом году с 27 июня по 3 июля (напоминаю, что статья 1999 года - прим. пер.), и цель которого - сохранить и возродить это искусство. В программе лекции по истории восточного танца и семинары, которые будут проводиться знаменитыми египетскими танцовщицами. Как говорит Ракия, египетские фильмы сильно поспособствовали созданию негативного образа танцовщицы, которая, согласно им, соблазняет женатых мужчин, разбивает семьи или танцует в кабаре, скрывая нелегальную деятельность. Например, для Медхата Абдель-Хади, отца двух молодых девушек, танец непременно связан с плохой репутацией. По его мнению, женщина непременно должна закрывать свое тело. "Танцовщица - это женщина, которая сильно открывается, провокатор в своих поступках. В общем, женщина легкого поведения", - объясняет он. Это мнение, которое шокирует, очень распространено.

В 70-х годах фильм Khalli balak min Zouzou ("Берегись Зузу") осуждает такую точку зрения. Рассказывая историю студентки, которая работала по вечерам танцовщицей, авторы фильма осуждают негативное общественное мнение, давление которого испытывала молодая девушка. Но много воды утекло с тех пор… Сейчас трудно даже снять подобный фильм.

Хотя танец присутствует в большинстве египетских фильмов, он не может быть показан по телевизору просто как шоу - он должен входить в сценарий фильма или фельетона. "Полное отрицание обществом", - комментирует Дандах, молодая танцовщица, мало оптимистичная в том, что касается будущего ее искусства.

Но все же это не значит, что танец потерял свое место в жизни и сердцах египтян. "Нет ни одной египтянки, которая не умела бы танцевать", - заявляет Дина. - "Танец у нас в крови".

Общественный ритуал

Знаменитая танцовщица становится очень грустной, когда она говорит о той двойственности, существующей в обществе. "Когда маленькая девочка начинает вертеть бедрами перед зеркалом, ей аплодируют, восхищаясь тем, что она делает первые шаги в мире танца. Позже, она танцует на свадьбе своей подруги, и это не вызывает никакой проблемы. Но если же она выразит желание сделать танец своей профессией, все начинают ее осуждать", - продолжает Дина, которая признается, что пострадала от такого отношения к себе, но не собирается покидать мир славы и шарма.

Танец - это общественный ритуал. Без танца нет праздника. "Танец в нас. Это часть нашей культуры", - признается Ракия Хассан, которая сейчас дает уроки молодым танцовщицам и любителям, пытаясь сохранить это искусство, даже не выходя из своей квартиры. Уроки она вынуждена давать у себя дома, так как открыть свою школу является "миссией невыполнимой". "Государство нам ставит разные препятствия, словно существует заговор с целью убить это искусство. Если я хочу получить разрешение, надо писать заявление на получение зала", - возмущается она.

Неприязнь к танцу усилилась и с возрождением в 80-х годах исламистских настроений в Египте. Тогда много звезд ушло со сцены, в том числе и танцовщицы. Многие из них стали носить покрывало и посвятили себя общественной деятельности.

Сегодня в кварталах, где раньше казалось немыслимым праздновать свадьбу без восточного танца, даже факт приглашения танцовщицы несет в себе большой риск, в частности может разразиться скандал. "Люди, склонные к консерватизму, могут прибегнуть к насилию, и они способны превратить свадьбу в кошмар", - говорит Сусу, танцовщица, которая попадала в подобную ситуацию. Раньше Сусу танцевала на свадьбах. Уже год она ни на кого не работает. Чтобы избежать проблем, семьи приглашают певцов или, более религиозные, чтеца Корана.

"Многие решили прекратить танцевать, как только заработали состояние или просто когда прошел возраст. Танец требует большой физической выносливости. Но факт, что кто-то прекратил танцевать не означает, что танец скоро исчезнет", - говорит Дина. Что до замечаний "запретно или нет", она заявляет: "Только Бог имеет право нас судить". Но Дина соглашается, что не только социальные проблемы вызвали кризис восточного танца. Экономический упадок также повлиял на такое положение вещей. "Быть танцовщицей - дорогое удовольствие", - говорит она. Цена костюма, которая иногда поднимается до 18000 египетских лир (порядка 3000 долларов - курс лиры или фунта - около 6 лир за доллар - прим. Z.), зарплата менеджеру, костюмерше, телохранителям, шоферу, музыкантам, численность которых доходит до 70. В итоге получается серьезная сумма.

Также стало дороже ходить на представления зрителю. "В 70-х годах пара могла посмотреть на меня, заплатив не больше 20 лир, а сейчас кто может себе позволить потратить на это 250 лир?", - комментирует Зизи Мустафа.

Наплыв иностранных танцовщиц не исправляет положение. Пользуясь нехваткой египетских танцовщиц, они приезжают работать на несколько лет, зарабатывают за это время деньги, а потом возвращаются к себе на родину. "Очень жаль, что восточный танец имеет больший успех за рубежом, а не в стране, где он родился", - сожалеет Ракия Хассан. Все египетские танцовщицы говорят, что иностранным танцовщицам все-таки чего-то не хватает, даже если технически они сильны. "Невозможно всему научиться, начиная от гармонии рук и ног и до выражения лица. Танец - это не только покачивания бедрами и тряска грудью", - говорит Дина. Несмотря на все проблемы, трудно поверить, что восточный танец исчезнет. "Без сомнения, все сегодняшние условия не являются благоприятными. Возможно, надо подождать появления танцовщицы, которая сделает свои первые шаги, станет звездой, которая будет светить несколько лет, а затем уступит место другой. Да, мы сейчас находимся в периоде упадка, но он не будет длиться вечно, за ним обязательно будет период расцвета", - заключает решительно оптимистично настроенная Дина.



Транскрипции и переводы арабских песен
Популярный арабско-русский словарь
Статьи сети
Обзоры кассет с шоу-программой
Обзоры учебных видеокассет






Последние сообщения








Размещение рекламы
© www.bellydance.ru. перепечатка только с разрешения администраторов
Есть вопросы? Пишите!   


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100